Споры о недвижимости подсудность

Споры о недвижимости подсудность

Введение

Правильное определение подсудности имеет ключевое значение для рассмотрения любого судебного спора. В Определении от 15.01.2009 N 144-О-П Конституционный Суд РФ сформулировал следующую правовую позицию: хотя в положениях АПК РФ не содержится прямого указания на несоблюдение правил подсудности как на основание для отмены судебного акта в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, однако решение, принятое с нарушением правил подсудности, не может быть признано правильным, поскольку оно — вопреки ч. 1 ст.

47 Конституции РФ, закрепляющей право каждого на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и ч. 3 ст. 56 Конституции РФ, не допускающей ограничение этого права ни при каких обстоятельствах, — принимается судом, не уполномоченным в силу закона рассматривать данное дело, что является существенным (фундаментальным) нарушением, влияющим на исход дела и искажающим саму суть правосудия.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Конституционный Суд подчеркнул, что положения ст. ст. 270, 288, 304 АПК РФ во взаимосвязи с ч. 4 ст. 39 АПК РФ предполагают обязанность судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций отменить решение арбитражного суда первой инстанции в случае рассмотрения им дела с нарушением правил подсудности и направить это дело в тот арбитражный суд, к подсудности которого оно отнесено законом {amp}lt;1{amp}gt;.

Таким образом, КС РФ отмечает, что суды обязаны строго соблюдать правила о подсудности, акцентируя внимание на том, что с точки зрения действующего российского законодательства нарушение этих правил является фундаментальной судебной ошибкой, являющейся безусловным основанием для отмены принятого судебного акта.

Однако в тех случаях, когда предметом спора является недвижимое имущество, правильное определение территориальной подсудности становится непростой задачей. Поскольку формулировки диспозиций статей, регулирующих подсудность споров о правах на недвижимость, весьма неоднозначны, даже опытный судья (не говоря уже об иных участниках процесса) может неверно определить, к компетенции какого суда относится данное дело.

Несмотря на то, что с момента принятия АПК и ГПК РФ прошло уже более десяти лет, на многие вопросы применения норм о территориальной подсудности споров о недвижимом имуществе судебная практика и поныне не дает однозначного ответа. В результате ущемляются права и законные интересы лиц, участвующих в деле, возникает излишняя волокита в судах.

По нашему мнению, разрешить сложившуюся ситуацию будет возможно, если Пленум ВС РФ и Пленум ВАС РФ либо Пленум вновь созданного Верховного Суда дадут соответствующие разъяснения о применении процессуального законодательства: к сожалению, толкований, имеющихся в уже принятых постановлениях, явно недостаточно.

Тема представляется весьма актуальной, поскольку число судебных разбирательств о правах на недвижимое имущество остается стабильно высоким.

В настоящей статье предпринята попытка ответить на вопросы, возникающие в судебной практике при рассмотрении этой категории споров.

Справка о результатах обобщения судебной практики по рассмотрению судами гражданских дел по спорам, связанным с самовольным строительством

Справка о результатах обобщения судебной практики по рассмотрению судами гражданских дел по спорам, связанным с самовольным строительством(извлечение)

В связи с проводимым Верховным Судом Российской Федерации обобщением практики применения судами законодательства по спорам, связанным с самовольным строительством, и по вопросам, возникающим при применении Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», Рязанским областным судом проведено обобщение практики рассмотрения дел, связанных с самовольным строительством, за период с апреля 2010 года по настоящее время.

Споры о недвижимости подсудность

— по искам органов местного самоуправления, а также физических лиц, являющихся сособственниками дома либо земельного участка, чьи права и законные интересы нарушены, о признании постройки самовольной и ее сносе;

— по искам граждан о признании права собственности на самовольно возведенные постройки.

Анализ представленных гражданских дел позволяет сделать вывод о том, что в настоящее время в Рязанской области широко распространены факты самовольного строительства индивидуальных жилых домов, различного рода пристроек, гаражей, когда, нарушая установленные законом правила, без получения необходимых разрешений и согласований для строительства, а также без выделения в установленном законом порядке земельных участков, граждане самовольно возводят, а затем обращаются в суд с целью узаконить свои права на такие постройки.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», споры, связанные с защитой права собственности и других вещных прав, рассматриваются судами в соответствии с подведомственностью дел, установленной Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — ГПК РФ), Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — АПК РФ), а также иными федеральными законами.

В п. 2 Постановления N 10/22 содержится открытый перечень исков о правах на недвижимое имущество, в который включены, в частности, иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, об установлении сервитута, о признании права, об установлении границ земельного участка, об освобождении имущества от ареста.

Поскольку все споры о признании права собственности на самовольную постройку и сносе самовольных построек связаны с правами на недвижимость, суды верно определяют подсудность таких споров по правилам исключительной подсудности, в соответствии с требованиями ст. 30 ГПК РФ, предусматривающими, что такие споры должны рассматриваться по месту нахождения спорного объекта, и правомерно принимают к производству исковые заявления по месту нахождения спорных объектов.

При определении родовой подсудности суды учитывают, что споры о сносе самовольных построек относятся к имущественным спорам, не подлежащим оценке, отнесенным в соответствии с требованиями ст. 24 ГПК РФ к подсудности районных судов. Споры о признании права собственности на самовольное строение представляют собой споры имущественного характера, подлежащего оценке, поэтому при определении подсудности названной категории дел суды исходят из цены иска, и, если стоимость спорного объекта не превышает 50 000 рублей, то такие споры относят к компетенции мирового судьи, а при стоимости спорного объекта, превышающей указанную сумму, — к компетенции районного суда.

Споры о сносе самовольных построек

Наибольшее количество дел о сносе самовольных построек рассмотрено судами с вынесением решения об удовлетворении (частичном удовлетворении) заявленных требований, в ряде случаев в удовлетворении исковых заявлений было отказано, а по значительному количеству дел производство прекращено (в связи с утверждением мирового соглашения, отказом от иска, наличием вступившего в законную силу решения по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям).

Обобщение свидетельствует о том, что в целом такие иски рассматриваются судами правильно.

По смыслу ст. 222 ГК РФ иск о сносе самовольной постройки может быть предъявлен любым лицом, полагающим, что сохранение постройки нарушает его права. Такими лицами могут являться не только собственники земельных участков, на которых возведены спорные объекты, но и арендаторы, либо иные лица, которым право владения и пользования земельным участком принадлежит на праве постоянного бессрочного пользования или пожизненного наследуемого владения.

Истцами по делам о сносе самовольных построек выступают органы местного самоуправления, или граждане — сособственники имущества либо лица, чьи права и законные интересы нарушены возведением постройки.

Как показывает обобщение, требования о сносе самовольного строения, как правило, предъявляет собственник земельного участка, на котором возведена постройка, либо лицо, которому на законном основании принадлежит право владения или пользования соответствующим земельным участком. В ряде случаев истцами выступают также органы местного самоуправления — администрации муниципальных образований, в компетенцию которых в соответствии с положениями Градостроительного кодекса и Земельного кодекса РФ входят вопросы регулирования планировки и застройки территорий муниципального образования; владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью; выдачи разрешений на строительство. В таких случаях требования органа местного самоуправления мотивированы публичным интересом: нарушением градостроительных и иных норм, угрозой жизни и здоровью граждан.

Часто возникают споры между владельцами смежных земельных участков, связанные с занятием соседнего земельного участка. Основная причина таких споров — строительство новых построек с нарушением границ земельных участков. При разрешении таких споров граждане заявляют требования о переносе построек и сооружений, о сносе построек.

Судами, в основном, правильно решаются вопросы о том, является ли обратившееся с соответствующим иском лицо надлежащим истцом или нет.

Проверяя наличие у истца права на предъявление требования о сносе самовольного строения, суды предлагают лицам, обращающимся в суд с такими требованиями, представить документы, свидетельствующие о наличии у истца соответствующих прав на конкретный земельный участок. Такими документами являются правоустанавливающие документы: постановления компетентных органов о предоставлении земельного участка, договор аренды, государственный акт на землю, а также правоподтверждающие документы: свидетельство о праве собственности, выданное регистрационным органом, выписки из кадастра.

Как следует из положений ст. 222 ГК РФ, сохранение постройки невозможно, если оно нарушает права и законные интересы других лиц, либо создает угрозу жизни и здоровью граждан. Таким образом, надлежащими истцами по искам о сносе самовольных строений являются также лица, права и охраняемые законные интересы которых нарушаются ведением самовольного строительства, для которых самовольная постройка представляет угрозу жизни и здоровью.

Как показало обобщение, ответчиками по таким искам выступают, как правило, собственники или владельцы самовольно возведенных объектов недвижимости, являющиеся одновременно собственниками или пользователями смежных земельных участков, когда самовольно возведенные на земельных участках гаражи и другие хозяйственные постройки были построены без согласия соседей либо с отклонением от согласованных параметров.

При разрешении таких споров суды руководствуются общими нормами статьи 304, 305 ГК РФ.

В силу ст. 12 ГК РФ одним из способов защиты гражданских прав является восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

По делам указанной категории судами в качестве значимых определялись и устанавливались обстоятельства, с которыми закон связывает возможность применения положений ст.ст. 222, 304, 305 ГК РФ: возведение постройки на земельном участке, не отведенном для этих целей; при отсутствии проектной документации, необходимых разрешений и (или) с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил; нарушение сохранением постройки прав и законных интересов истцов, создание угрозы жизни и здоровью граждан.

Установив, что постройка возведена при отсутствии проектной документации, необходимых разрешений и (или) с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил, то есть имеет признаки самовольной, суды удовлетворяют исковые требования в том случае, если существующая пристройка нарушает права истца, восстановить которые без сноса самовольной постройки невозможно.

Так, районным судом Рязанской области рассмотрено гражданское дело по иску П. к С. о сносе самовольно возведенной постройки с вынесением решения об отказе в удовлетворении исковых требований. Суд пришел к выводу, что истцом, основывающим свои требования на положениях ст. 222 ГК РФ, не представлено доказательств того, что возведенный на принадлежащем ответчику земельном участке объект обладает признаками самовольной постройки в соответствии с ч. 1 ст. 222 ГК РФ, поскольку возведенная ответчиком конструкция является временным строением вспомогательного использования (навес), на возведение которой в соответствии со ст. 51 Градостроительного Кодекса РФ не требуется разрешение на строительство. Также судом установлено, что права истца возведением ответчиком спорной постройки нарушены не были.

В случае возведения самовольного строения на чужом земельном участке для установления факта нахождения спорного строения в границах земельного участка истца суды требуют от него представления соответствующих доказательств: землеустроительных документов, материалов топосъемки. Как правило, по делам данной категории суды с целью установления указанного факта назначают строительно-технические экспертизы.

Районным судом г. Рязани рассмотрено гражданское дело по иску ФГБУ «Рязанский центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды» к К. о сносе самовольно возведенной постройки (гараж), встречному иску о признании права собственности на гараж в силу приобретательской давности. Вынесенным решением требования о сносе гаража удовлетворены по тем основаниям, что он построен ответчиком на земельном участке, принадлежащем истцу, без разрешения на строительство, в удовлетворении встречных требований отказано.

Напротив, районный суд Рязанской области, рассматривая гражданское дело по иску Р. к главе крестьянско-фермерского хозяйства о сносе самовольно возведенных построек и приведении земельного участка в первоначальное состояние, в удовлетворении требований истца отказал в связи с тем, что истцом не был доказан факт нахождения самовольных построек на его земельном участке.

Предлагаем ознакомиться  ГОСТ Р 40.003-2008 Система сертификации ГОСТ Р. Регистр систем качества. Порядок сертификации систем менеджмента качества на соответствие ГОСТ Р ИСО 9001-2008 (ИСО 9001:2008)

В случае предъявления требований о сносе самовольного строения по мотивам нарушения прав и законных интересов, на истце лежит обязанность доказать, что сохранение постройки нарушает его права либо создает угрозу его жизни и здоровью. В такой ситуации суды при удовлетворении требований исходят из доказанности факта нарушений прав истца самим строением, не связанного с процедурой осуществления его строительства (получением соответствующих разрешений, согласований).

При этом факт регистрации строений в органах государственной регистрации в соответствии с введенной Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 93-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества» упрощенной процедурой не является препятствием для вынесения судом решения о сносе таких строений, если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы истцов или создает угрозу для жизни и здоровья граждан.

Доказательства, подтверждающие эти обстоятельства, суды получают при рассмотрении дела путем назначения в необходимых случаях соответствующей экспертизы или привлечения к делу специалистов в порядке, предусмотренном ст.ст. 79, 188 ГПК РФ.

По всем делам с целью установления соответствия спорных объектов недвижимости требованиям градостроительных и строительных, санитарных, противопожарных норм и правил проводились обследования этих объектов представителями компетентных органов, по результатам представлялись заключения, проводились судебные строительно-технические экспертизы.

Признание права собственности на самовольные постройки

При проведении обобщения установлено, что иски о признании права собственности на самовольные постройки являются наиболее распространенными и, в большинстве случаев, судами удовлетворяются.

Согласно ст. 219 ГК РФ право собственности на объект недвижимого имущества возникает с момента государственной регистрации. При этом государственной регистрации не подлежит самовольная постройка, которой, в силу ст. 222 ГК РФ, признается жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом или иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает права собственности на нее. Вместе с тем, п. 3 ст. 222 ГК РФ допускает возможность легализации самовольной постройки в судебном порядке за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка, при условии, что сохранение этой постройки не нарушает прав и охраняемых законом интересов других лиц либо не создает угрозы жизни и здоровью граждан.

Одним из оснований отнесения постройки к разряду самовольных является строительство при отсутствии прав на земельный участок. До вступления в силу с 1 сентября 2006 года изменений в п. 3 ст. 222 ГК РФ эта норма содержала положения, в соответствии с которыми право собственности на самовольную постройку могло быть признано судом за лицом, осуществившим постройку, даже в том случае, если участок ему не принадлежал; для этого было необходимо, чтобы данный земельный участок был предоставлен этому лицу под возведенную постройку.

Действующие в новой редакции положения п. 3 ст. 222 ГК РФ позволяют признать право на самовольную постройку только за добросовестным собственником или пользователем земельного участка, который должен иметь вещное право на соответствующий земельный участок, в том числе, исходя из системного толкования ст. 222 ГК РФ и ст. 41 ЗК РФ, такими лицами могут быть арендаторы, как и лица, которым земельный участок принадлежит на праве собственности, наследуемого владения, постоянного пользования, и которые имеют право возводить на предоставленном им в аренду земельном участке постройки, здания и сооружения в соответствии с целевым назначением и разрешенным использованием земельного участка.

Как показывает судебная практика Рязанской области, с исками о признании права собственности на самовольную постройку обращаются лица, осуществившие самовольное строительство соответствующего объекта. В таких случаях суды требуют от истца представления доказательств, подтверждающих тот факт, что постройка производилась самим застройщиком или за его счет.

В качестве ответчика по таким делам привлекаются органы местного самоуправления, уполномоченные на выдачу разрешений на строительство и на ввод объектов в эксплуатацию, а также лица, оспаривающие права истцов на указанные постройки. Как правило, органы местного самоуправления, к полномочиям которых отнесена выдача разрешений на строительство и реконструкцию жилых помещений, исковые требования о признании права собственности признают или не возражают против их удовлетворения.

При рассмотрении споров, связанных с признанием права собственности на самовольную постройку, суды правомерно истребуют доказательства принадлежности истцу земельного участка и соблюдения его целевого назначения. В тех случаях, когда строительство велось на чужом земельном участке, но по воле его собственника, и между сторонами существует договор об условиях строительства, спор должен разрешаться в зависимости от его условий.

Изменение разрешенного использования земельного участка не допускается, в случаях, если использование земельного участка, занятого самовольной постройкой, не будет соответствовать разрешенному использованию, а компетентным органом отказано в изменении целевого назначения земли, требование о признании права собственности на нее удовлетворению не подлежит.

Кроме того, создание нового объекта подразумевает не только наличие прав на земельный участок, но и соблюдение определенной процедуры при осуществлении строительства, которая включает в себя получение разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию. Перечень объектов, для строительства которых не требуется получения разрешения на строительство, содержится в ст. 51 Градостроительного кодекса РФ. Согласно приведенной норме разрешение на строительство не требуется в случае: строительства гаража на земельном участке, предоставленном физическому лицу; строительства объектов, не являющихся объектами капитального строительства; строительства на земельном участке сооружений и строений вспомогательного пользования; изменения объектов капитального строительства и (или) их частей, если такие изменения не затрагивают конструктивные и другие характеристики их надежности, и т.д.

При нарушении процедуры осуществления строительства возведенная постройка в соответствии с требованиями ст. 222 ГК РФ квалифицируется как самовольная. Вместе с тем, только лишь факт нарушения такой процедуры, заключающийся в отсутствии разрешения на строительство и ввода построенного объекта в эксплуатацию, не может рассматриваться в качестве безусловного препятствия для легализации самовольного строения. Так, Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 93-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества», введена упрощенная процедура легализации отдельных объектов потребительского назначения (садовые и дачные дома, объекты индивидуального жилищного строительства), возведенных гражданами на земельных участках, предоставленных для ведения личного подсобного и дачного хозяйства и индивидуального жилищного строительства. Для регистрации права собственности на указанные объекты достаточно представить в регистрирующий орган документ, подтверждающий факт создания объекта, коим является декларация об объекте, а для объектов индивидуального жилищного строительства — технический паспорт и разрешение на ввод объекта в эксплуатацию (либо разрешение на строительство, если индивидуальный жилой дом является объектом незавершенного строительства). При этом разрешение на ввод в эксплуатацию (либо в указанных выше случаях — разрешение на строительство) должно представляться на регистрацию в качестве необходимых документов начиная с 1 января 2010 года.

Отсутствие таких документов не является препятствием для легализации самовольной постройки в судебном порядке.

Так, районным судом Рязанской области удовлетворены требования А. к администрации МО — сельское поселение муниципального района Рязанской области о признании права собственности на самовольно построенное здание магазина.

При этом суд исходил из следующего: согласно положениям частей 1 и 3 статьи 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка.

При рассмотрении дела судом были учтены положения п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», разъясняющие, что при рассмотрении исков о признании права собственности на самовольную постройку, суды должны установить, допущены ли при ее возведении существенные нарушения градостроительных и строительных норм и правил, создает ли такая постройка угрозу жизни и здоровью граждан. Отсутствие разрешения на строительство само по себе не может служить основанием для отказа в иске о признании права собственности на самовольную постройку. В то же время суду необходимо установить, предпринимало ли лицо, создавшее самовольную постройку, надлежащие меры к ее легализации, в частности, к получению разрешения на строительство и/или акта ввода объекта в эксплуатацию, а также правомерно ли отказал уполномоченный орган в выдаче такого разрешения или акта ввода объекта в эксплуатацию. Если иное не установлено законом, иск о признании права собственности на самовольную постройку подлежит удовлетворению при установлении судом того, что единственными признаками самовольной постройки являются отсутствие разрешения на строительство и/или отсутствие акта ввода объекта в эксплуатацию, к получению которых лицо, создавшее самовольную постройку, предпринимало меры. В этом случае суд должен также установить, не нарушает ли сохранение самовольной постройки права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает ли угрозу жизни и здоровью граждан.

Согласно представленным в дело документам, А. обращалась в администрацию МО — муниципальный район с заявлением о выдаче разрешения на ввод здания в эксплуатацию, но получила отказ, поскольку здание было возведено без получения разрешения на строительство. Из экспертного заключения и сообщения администрации следовало, что здание соответствует всем требованиям СанПин и требованиям строительных и градостроительных норм и правил. Исследованные в судебном заседании доказательства дали суду основания для вывода о том, что истица произвела строительство здания на земельном участке, ей принадлежащем, и принимала надлежащие меры к получению разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, но получила отказ из-за отсутствия разрешения на строительство. Сохранение самовольной постройки права и интересы других лиц не нарушило и не создало угрозу жизни и здоровью граждан. Учитывая указанные обстоятельства, судом за истицей было признано право собственности на самовольно построенное здание.

Согласно ст. 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано только при условии, что ее сохранение не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Разрешая дела указанной категории, суды требуют от истцов доказательства, подтверждающие факт существования соответствующей постройки (технические, кадастровые паспорта), а также другие доказательств законности существования такого строения. Такими доказательствами, в частности, являются: документы, подтверждающие соответствие возведенной постройки санитарно-эпидемиологическим, противопожарным, техническим, экологическим нормам, заключения технических обследований; доказательства, иным образом подтверждающие, что сохранение самовольной постройки не нарушает права и законные интересы других лиц.

Для разрешения вопросов, требующих специальных познаний, суды привлекают к участию в деле специалистов или назначает соответствующую экспертизу.

При установлении всех юридически значимых обстоятельств (наличие оформленных прав на земельный участок, соблюдение целевого назначения земельного участка, соответствие построек требованиям СНиПов, экологическим, санитарным, противопожарным и иных нормам и правилам, отсутствие нарушения прав и законных интересов других лиц, угрозы их жизни и здоровью) указанные исковые требования судами удовлетворяются.

Так, районный суд Рязанской области, рассматривая гражданское дело по иску П. к администрации МО — К. муниципальный район о признании права собственности на жилой дом, принял заявление ответчика о признании иска в полном объеме. Судом требования истицы удовлетворены, так как они заявлены в соответствии со ст. 222 ГК РФ, жилой дом построен на земельном участке, принадлежащем истице на основании договора аренды, строительство произведено без нарушений градостроительных и строительных норм и правил, права других лиц не нарушены, угрозы жизни и здоровью возведенный объект не создает.

Районным судом Рязанской области в удовлетворении требований Б. к администрации МО — городской округ г. С. Рязанской области о признании права собственности на квартиру отказано. Истица является собственником жилого помещения — квартиры в одноэтажном многоквартирном доме, без получения необходимых разрешений она возвела пристройку, которая по результатам проведенной по делу судебной строительно-технической экспертизы не соответствует строительным нормам. Судом сделан вывод о том, что самовольная постройка, не отвечающая строительным и градостроительным нормам, угрожает здоровью и жизни граждан, в связи с чем требования истца удовлетворению не подлежат.

Самовольная реконструкция занимаемого жилого помещения независимо от объема личных денежных средств нанимателя, вложенных в нее, не влечет переход права собственности на спорное имущество, поскольку в силу ч. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. Имущество, находящееся в государственной, муниципальной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества.

Предлагаем ознакомиться  С кем остается ребенок при разводе: законы и нюансы

В соответствии с требованиями ст. 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано как непосредственно за лицом, построившим ее, так и за лицом, которое какого-либо отношения к строительству не имело, но является законным владельцем, собственником земельного участка, на котором эта постройка находится, с возмещением расходов лицу, осуществившему строительство.

Как показывает практика, за рассматриваемый период времени иски собственников земельных участков либо лиц, владеющих участком на другом законном основании, о признании права собственности на самовольную постройку, возведенную на принадлежащих им земельных участках другими лицами, районными (городскими) судами Рязанской области не рассматривались.

Из материалов, представленных на обобщение, следует, что за период с апреля 2010 года по настоящее время в производстве районных судов Рязанской области имелись 2 дела, связанные с осуществлением строительства жилых домов на земельных участках, не предназначенных для этих целей, в том числе на участках, в отношении которых законодательством установлен запрет на осуществление строительства таких объектов:

В 2010 году в районном суде Рязанской области — гражданское дело по иску Ш. к МИ ФНС России N 6 по Рязанской области, муниципальному образованию — Р. муниципальный район Рязанской области о признании права собственности на самовольно возведенный жилой дом, который был построен на земельном участке, категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, разрешенное использование: для садоводства, где согласно законодательству РФ возведение зданий и строений запрещено.

Данное дело в связи с неоднократной неявкой истца в судебные заседания определением суда оставлено без рассмотрения.

В 2011 году в районном суде г. Рязани — гражданское дело по иску администрации г. Рязани к А. о сносе самовольно возведенного жилого дома на переданном в аренду администрацией земельном участке, категория земель: земли сельскохозяйственного назначения, разрешенное использование: для огородничества.

Производство по делу определением суда прекращено в связи с отказом истца от иска.

Судебная коллегия по гражданским делам
Рязанского областного суда

Требование об обращении взыскания на недвижимое имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве

Споры о недвижимости подсудность

Действующее российское законодательство традиционно для нашей страны относит споры о правах на недвижимое имущество к исключительной подсудности суда по местонахождению такого имущества {amp}lt;2{amp}gt;. Делать именно такой выбор законодателя побуждают сразу несколько причин. Во-первых, это облегчает работу суда при сборе и исследовании доказательств, что по идее должно способствовать скорейшему и правильному разрешению дела.

Во-вторых, это позволяет учитывать интересы не только истца и ответчика, но и третьих лиц, имеющих вещные и/или обязательственные права на спорную недвижимость: если иск рассматривается по ее местонахождению, указанные лица смогут своевременно получать информацию о начале и ходе судебного разбирательства. В-третьих, это повышает степень информированности самого суда о правах и интересах третьих лиц, не участвующих в деле.

Прежде чем перейти к исследованию процессуальных аспектов, остановимся чуть подробнее на понятиях материального права. По классификации российского гражданского законодательства существует две группы недвижимого имущества:

  1. являющееся таковым в силу природы, т.е. объекты материального мира, которые в силу своих физических свойств имеют неразрывную связь с землей, не позволяющую перемещать такие объекты, не нанося при этом несоразмерного ущерба их назначению;
  2. являющееся таковым в силу закона, т.е. объекты материального мира хотя и не обладающие указанными выше физическими свойствами, но отнесенные (приравненные) законом к числу объектов недвижимости {amp}lt;3{amp}gt;.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Поскольку АПК и ГПК РФ по-разному очерчивают круг споров о правах на недвижимое имущество, ответ на вопрос, является ли имущество недвижимым в силу природы либо в силу закона, приобретает особое значение. Так, ч. 1 ст. 30 ГПК РФ относит к исключительной подсудности лишь иски о правах на недвижимое имущество в силу природы — земельные участки, участки недр, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей.

В то же время ч. ч. 1 и 2 ст. 38 АПК РФ указывают на исключительную подсудность исков о правах на имущество, которое является недвижимым как в силу природы, так и в силу закона, относя к этой категории такие объекты, как морские и воздушные суда, суда внутреннего плавания, космические объекты {amp}lt;4{amp}gt;.

Между тем с практической точки зрения главным является вопрос о том, какие споры охватываются диспозициями норм ч. 1 ст. 30 ГПК РФ и ч. ч. 1, 2 ст. 38 АПК РФ {amp}lt;6{amp}gt;.

Что скрывается за словосочетанием «иски о правах…»? Включает ли оно лишь споры, связанные с вещными правами на недвижимость, или также охватывает собой и споры об обязательственных правах, связанных с недвижимым имуществом? Вот вопрос, который зачастую ставит в тупик и участников дела, и самих судей.

ВАС РФ и ВС РФ в этом отношении придерживаются единого взгляда, указывая, что к искам о правах на недвижимое имущество относятся как споры о вещных правах, так и споры из обязательственных отношений {amp}lt;7{amp}gt;. Однако при этом высшие судебные инстанции используют разные критерии отнесения обязательственных споров к указанной категории исков.

Так, ВАС РФ квалифицирует споры, возникающие из обязательственных отношений, как иски о правах на недвижимое имущество лишь в том случае, если вынесение решения по такому спору повлечет необходимость внесения изменений в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество (ЕГРП). Разъясняя возникающие в судебной практике вопросы по определению подсудности таких дел, Пленум ВАС РФ в п.

1 Постановления от 12.10.2006 N 54 «О некоторых вопросах подсудности дел по искам о правах на недвижимое имущество» указал, что к искам о правах на недвижимое имущество относятся как иски о вещных правах, так и иные иски, удовлетворение требований и принудительное исполнение которых повлечет необходимость государственной регистрации возникновения, ограничения (обременения), перехода, прекращения прав на недвижимое имущество или внесение записи в ЕГРП в отношении сделок, подлежащих государственной регистрации {amp}lt;8{amp}gt;.

ВС РФ придерживается более широкого подхода: он неоднократно отмечал, что поскольку в ст. 30 ГПК РФ конкретно не указано, иски о защите каких именно прав на недвижимое имущество подлежат предъявлению по правилам исключительной подсудности, она считается установленной для исков о любых правах на перечисленное в указанной правовой норме недвижимое имущество {amp}lt;9{amp}gt;.

Хотя высшие судебные инстанции по-разному трактуют этот вопрос, очевидно, что к искам о правах на недвижимость не могут быть отнесены иски исключительно обязательственного характера, лишь косвенно связанные с недвижимым имуществом. Так, например, рассматривая спор об исполнении обязательств по оплате приобретенной недвижимости, в Постановлении от 20.12.

2011 N 9924/11 Президиум ВАС РФ обоснованно указал, что неисчерпывающий перечень исков о правах на недвижимое имущество не предусматривает применения правила об исключительной подсудности к искам, предметом которых являются требования не вещного, а обязательственного характера и решение по которым ни прямо, ни косвенно не может подразумевать, что при его исполнении должна быть осуществлена государственная регистрации перехода права на недвижимое имущество или внесение иной записи в ЕГРП.

Установив содержание понятия «недвижимое имущество», а также критерии, которые арбитражные суды и суды общей юрисдикции используют для отнесения иска к категории споров о правах на недвижимость, перейдем к рассмотрению проблем, возникающих в практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции при определении подсудности споров, связанных с недвижимым имуществом.

От обращения взыскания на заложенное имущество необходимо отличать такой способ защиты гражданских прав, как обращение взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве. Указанный способ защиты закреплен в п. 11 ст.

142 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Он предоставляет кредиторам, требования которых не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, право требовать обращения взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве.

Как и в случае с обращением взыскания на заложенное имущество, предметом иска об обращении взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, является осуществление действий, результатом которых должна быть передача денежных средств. Но в отличие от первой из названных категорий иска, второй предполагает разрешение вопроса о принадлежности указанного имущества определенному лицу.

Данное обстоятельство объясняется особой природой складывающихся правоотношений. Как разъяснил Конституционный Суд РФ в Определениях от 09.11.2010 N 1435-О-О, от 17.07.2012 N 1387-О, от 22.11.2012 N 2111-О, положение п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве может рассматриваться как специальный (экстраординарный) способ защиты прав кредиторов, чьи требования не были удовлетворены в ходе конкурсного процесса, притом что по общему правилу ликвидация юридического лица влечет прекращение всех его обязательств перед кредиторами, а требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, считаются погашенными.

КС РФ подчеркнул, что при реализации правового механизма защиты законных прав и интересов кредиторов не должны нарушаться права и интересы других лиц. Содержание и объем прав кредиторов, являющихся производными от прав бывшего собственника — должника, признанного банкротом, зависят не только от того, отчуждалось ли его имущество в точном соответствии с законом, но и от того, получил ли приобретатель данное имущество на законных основаниях либо оно оказалось у него в результате хищения, неосновательного обогащения либо получения от самого должника по недействительной сделке (или же от иного лица, получившего имущество, в свою очередь, от должника по недействительной сделке).

КС РФ также акцентировал внимание на то, что по смыслу п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве требования кредитора не являются абсолютными: они подлежат удовлетворению с учетом вытекающих из норм гражданского законодательства правил о защите прав добросовестных приобретателей — в зависимости от того, каким образом имущество ликвидированного должника оказалось у приобретателя, а также согласно закрепленным названным Законом правилам об оспаривании сделок должника.

Требование об обращении взыскания на недвижимое имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве

Как уже было сказано, ВАС РФ и ВС РФ не применяют единообразные критерии при отнесении исков по той или иной категории споров о правах на недвижимое имущество. В результате арбитражные суды и суды общей юрисдикции также по-разному трактуют подсудность споров о признании сделок с недвижимостью недействительными и применении последствий их недействительности.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Подход, используемый Верховным Судом, не оставляет сомнений в том, что подобные споры являются спорами о правах на недвижимость. При этом не имеет значения, содержит предъявленный иск требование о применении последствий недействительности сделки или нет. Так, в Определении от 29.05.2007 N 11-В07-1 и Обзоре законодательства и судебной практики за третий квартал 2007 г.

Напротив, разъяснения, данные ВАС РФ, и практика нижестоящих арбитражных судов оставляют рассматриваемый вопрос открытым.

Мы считаем, что проблема подсудности названных исков должна решаться следующим образом {amp}lt;10{amp}gt;.

Для правильного определения подсудности в арбитражном процессе прежде всего необходимо уяснить, содержит ли иск требование о применении последствий недействительности сделки.

Если в иске заявлено лишь требование о признании сделки недействительной {amp}lt;11{amp}gt;, то, по нашему мнению, такой спор нельзя квалифицировать как спор о правах на недвижимое имущество и, следовательно, нормы об исключительной подсудности не подлежат применению.

Это обусловлено тем, что по своей правовой природе иск о признании сделки недействительной является иском о признании (если сделка ничтожна) либо преобразовательным (если она оспорима). Предъявление иска о признании ничтожной сделки недействительной направлено на констатацию (судебное признание) того обстоятельства, что необходимые основания для возникновения спорного правоотношения отсутствуют.

Целью предъявления иска о признании оспоримой сделки недействительной является принятие судом конститутивного решения, которым спорное правоотношение будет аннулировано (уничтожено) или прекращено {amp}lt;12{amp}gt;. Само по себе удовлетворение таких исков и квалификация сделки в качестве недействительной не способны восстановить нарушенное право в том случае, если сделка была исполнена полностью либо частично.

Другое дело — предъявление иска с требованием применить последствия недействительности сделки. В случае удовлетворения такого иска спорная недвижимость может быть возвращена одной из сторон спора, что станет основанием для внесения изменений в ЕГРП (в том случае, если на основании недействительной сделки в Реестр были внесены соответствующие записи).

Здесь возникает спор о правах на недвижимость, который должен быть разрешен по местонахождению спорного имущества {amp}lt;14{amp}gt;. Однако возможны ситуации, когда договор был заключен и частично исполнен, но при этом не произошло передачи недвижимости, а переход права собственности не был зарегистрирован {amp}lt;15{amp}gt;. В этом случае оснований для применения норм об исключительной подсудности нет {amp}lt;16{amp}gt;.

До недавнего времени нерешенным оставался вопрос о распространении норм об исключительной подсудности на требования об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество. Это было обусловлено различными взглядами на правовые последствия предъявления такого иска: способно ли требование об обращении взыскания на заложенную недвижимость повлечь переход прав на нее и, следовательно, свидетельствует или нет предъявление подобного требования о возникновении спора о правах на спорное имущество?

Предлагаем ознакомиться  Арест на сделки с недвижимостью

ВАС РФ сформулировал следующую позицию: требование об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество следует относить к спорам о правах на него. Так, в п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 N 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» и в п.

9 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 10 «О некоторых вопросах практики применения законодательства о залоге» указано, что по смыслу ч. 1 ст. 38 АПК РФ заявление об обращении взыскания на заложенную недвижимость должно предъявляться в арбитражный суд по ее местонахождению. С тех пор эта правовая позиция господствовала в арбитражных судах, хотя встречались судебные акты, в которых излагались противоположные идеи {amp}lt;17{amp}gt;.

Позиции contra см., напр., в Постановлениях ФАС Московского округа от 28.09.2009 N КГ-А40/9426-09 по делу N А40-41424/09-47-253, от 27.02.2010 N КГ-А40/514-10 по делу N А40-72987/09-58-547.

Позиции contra см., напр., в Постановлении Президиума Московского областного суда от 07.10.2009 N 319 по делу N 44г-152 9, Определениях Московского городского суда от 06.07.2010 по делу N 33-20259, от 02.11.2010 по делу N 33-34128, от 26.11.2010 по делу N 33-36748, от 26.11.2010 по делу N 33-36856, от 06.12.

Коллизии исключительной подсудности в арбитражном процессе

Начнем анализ с рассмотрения конфликтов норм подсудности споров о правах на недвижимость и споров с участием арбитражных судов. Эта проблема остается неурегулированной на уровне как теории, так и практики. Поэтому прежде, чем высказать свое мнение о соотношении сил ч. 1 и ч. 3.1 ст. 38 АПК РФ, целесообразно будет обратиться к историческим корням последней из упомянутых норм.

Первоначальная редакция ст. 38 АПК РФ не содержала положений, которые бы устанавливали исключительную подсудность для споров с участием арбитражных судов, — это было сделано лишь Федеральным законом от 22.07.2008 N 138-ФЗ «О внесении изменений в статьи 38 и 39 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», в соответствии с которым ст.

38 АПК РФ пополнилась ч. 3.1. Подобные изменения были внесены для того, чтобы выполнить требования Определения Конституционного Суда РФ от 02.03.2006 N 22-О «По жалобе закрытого акционерного общества «Промышленно-финансовая корпорация «Томич» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 4 части 2 статьи 39 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

Этот документ признал положение п. 4 ч. 2 ст. 39 АПК РФ во взаимосвязи с положением ч. 1 той же статьи в той мере, в какой оно возлагает на арбитражный суд, являющийся участником спора, совершение процессуальных действий по возбуждению дела, выбору по своему усмотрению суда для рассмотрения дела по существу и направлению его в этот суд, не соответствующими Конституции РФ.

Принимая указанное Определение, КС РФ подчеркнул: арбитражный суд, будучи участником спорного материально-правового отношения и по своему процессуальному статусу являющийся стороной в судебном споре, не должен выступать по нему в качестве органа правосудия. Иное противоречило бы требованиям Конституции РФ и нормам международного права, согласно которым правосудие должно осуществляться независимым и беспристрастным судом, и означало бы, что одна из сторон судебного спора, подлежащего разрешению в соответствии с ч. 3 ст.

123 Конституции РФ на основе принципов состязательности и равноправия сторон, осуществляет властные полномочия, направленные на развитие процессуальных отношений, в то время как другая сторона ими не обладает. Таким образом, цели внесения изменений в первоначальную редакцию ст. 38 АПК РФ позволяют прийти к выводу, что положения ч. 3.1 ст. 38 АПК РФ являются воплощением общеизвестного принципа nemo iudex in causa sua {amp}lt;23{amp}gt;.

Буквальное толкование норм, содержащихся в ч. ч. 1 и 3.1 ст. 38 АПК РФ, не дает оснований утверждать, какая из них имеет приоритет. Особый характер отношений, складывающихся при рассмотрении споров с участием арбитражных судов, и смысл положений ч. 3.1 ст. 38 АПК РФ на первый взгляд указывают на приоритет нормы об исключительной подсудности споров с участием арбитражных судов над нормой о подсудности спора о правах на недвижимость.

Норма, зафиксированная в ч. 3.1 ст. 38 АПК РФ, призвана избежать опасности, что спор будет разрешать небеспристрастный суд. Возникает вопрос: почему положения ч. 3.1 ст. 38 АПК РФ должны иметь приоритет над положениями ч. 1 ст. 38 АПК РФ в том случае, если беспристрастность арбитражного суда по местонахождению недвижимого имущества бесспорна?

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

Такая ситуация, исходя из смысла ч. 3.1 ст. 38 АПК РФ, возникает тогда, когда два арбитражных суда — участвующий в деле и рассматривающий спор — не относятся к одному и тому же судебному округу {amp}lt;24{amp}gt;. Следовательно, если арбитражный суд, расположенный по местонахождению недвижимого имущества, не относится к тому же судебному округу, что и суд — участник спора, то нет оснований для применения ч. 3.1 ст. 38 АПК РФ. В этом случае приоритет должны иметь положения ч. 1 ст. 38 АПК РФ.

Изложенное свидетельствует о том, что вопрос о применении норм ч. 1 или же ч. 3.1 ст. 38 АПК РФ должен решаться индивидуально для каждого спора. В процессе определения территориальной подсудности спора о правах на недвижимое имущество сам по себе тот факт, что одним из участвующих в деле лиц является арбитражный суд, не позволяет автоматически применять положения ч. 3.1 ст.

38 АПК РФ — для этого необходимо выяснить, относятся ли данный суд и арбитражный суд, расположенный по местонахождению недвижимости, к одному судебному округу. Представляется, что именно такой подход будет способствовать скорейшему и правильному разрешению спора, а также позволяет соблюсти баланс интересов участников спорного правоотношения.

Положения ч. 1 ст. 38 АПК РФ в некоторых случаях вступают в конфликт с нормой ч. 4.1 ст. 38 АПК РФ, устанавливающей исключительную подсудность по корпоративным спорам (см. ст. 225.1 АПК РФ). Дело в том, что, поскольку рассмотрение корпоративного спора относится к компетенции арбитражного суда по местонахождению соответствующего юридического лица, а местонахождение спорного недвижимого имущества может быть иным, возникает неопределенность при установлении арбитражного суда, компетентного рассматривать спор.

Проблему соотношения подсудности спора о правах на недвижимость и корпоративного спора разрешил Президиум ВАС РФ в Постановлении от 07.09.2010 N 6470/10, рассматривая вопрос подсудности корпоративного спора о признании недействительным договора ипотеки и о погашении регистрационной записи об ипотеке в ЕГРП.

Президиум ВАС РФ указал, что, поскольку основной целью предъявления иска является признание зарегистрированного обременения отсутствующим, такой спор фактически является спором о правах на недвижимое имущество. Следовательно, если возникает коллизия норм исключительной подсудности о правах на недвижимость и корпоративного спора о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности, то приоритет имеют первые.

Коллизия норм об исключительной подсудности спора о правах на недвижимость и исключительной подсудности встречного иска, как представляется, не дает оснований сделать вывод о преимуществе первых над вторыми. Указанный вывод прямо следует из положений ч. 10 ст. 38 АПК РФ, в силу которых встречный иск независимо от его подсудности предъявляется в арбитражный суд по месту рассмотрения первоначального иска.

Следовательно, если встречный иск является иском о правах на недвижимое имущество, то он должен быть подан по месту предъявления первоначального иска {amp}lt;25{amp}gt;. При этом принятие встречного иска к производству арбитражного суда не является основанием для передачи дела в арбитражный суд по местонахождению недвижимого имущества, что следует из системного толкования ч. 10 ст. 38 и ч. 1 ст. 39 АПК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 30 ГПК РФ иски кредиторов наследодателя, предъявляемые до принятия наследства наследниками, подсудны суду по месту открытия наследства. Неопределенность положений ч. 2 ст. 30 ГПК РФ, а именно объем термина «кредитор», не позволяющий однозначно утверждать, подразумевает ли он лишь кредиторов наследодателя в смысле стороны обязательственных отношений {amp}lt;26{amp}gt;

, либо также включает лиц, имеющих вещно-правовые притязания к наследодателю, не дает возможности однозначно ответить на этот вопрос. Однако разъяснения Пленума ВС РФ, содержащиеся в абз. 5 п. 3 Постановления от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» дают основание полагать, что иск о правах на недвижимое имущество подлежит предъявлению по месту открытия наследства {amp}lt;27{amp}gt;.

Такое толкование допустимо, но все же более логичной представляется противоположная позиция — о приоритете нормы ч. 1 ст. 30 ГПК РФ. Основное значение положений ч. 2 этой же статьи заключается в том, чтобы устранить неопределенность, возникающую при выборе суда, компетентного рассматривать спор, которая обусловлена неизвестностью субъектного состава спорного правоотношения до принятия наследства {amp}lt;28{amp}gt;.

Заключение

Несмотря на единство материальных норм, регулирующих споры, связанные с недвижимым имуществом, и схожее процессуальное регулирование их подсудности, суды общей юрисдикции и арбитражные суды не смогли выработать общие критерии для ответа на вопрос: что же такое иск о правах на недвижимое имущество? Проведенное исследование позволяет прийти к следующим выводам.

К искам о правах на недвижимое имущество относятся:

  1. в гражданском процессе — иски о любых вещных и обязательственных правах на недвижимость;
  2. в арбитражном процессе:

а) иски о признании вещного права или обременения существующими либо отсутствующими; об истребовании имущества из чужого незаконного владения; об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения; об установлении сервитута; о разделе имущества, находящегося в общей собственности; об установлении границ земельного участка;

б) иск, содержащий требование, удовлетворение и исполнение которого повлечет необходимость государственной регистрации возникновения, ограничения (обременения), перехода, прекращения прав на недвижимое имущество или внесение записи в ЕГРП в отношении сделок, подлежащих государственной регистрации.

  1. Иск о признании сделки с недвижимостью недействительной признается иском о правах на недвижимое имущество:
  2. в гражданском процессе — независимо от того, было ли заявлено требование о применении последствий недействительности сделки;
  3. в арбитражном процессе — лишь в том случае, если такой иск содержит требование о применении последствий недействительности сделки и если его удовлетворение может стать основанием для внесения изменений в ЕГРП.
  4. Иск об обращении взыскания на заложенную недвижимость не является иском о правах на нее.
  5. Иск об обращении взыскания на недвижимое имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве, является иском о правах на данное имущество.
  6. Рассматривать спор о правах на недвижимость, предметом которого являются несколько объектов, расположенных на территории, подсудной разным судам, либо один объект, находящийся на территории, подсудной разным судам, вправе любой из таких судов. При этом право выбора между судами принадлежит истцу.
  7. Коллизии исключительных подсудностей решаются следующим образом:
  8. в арбитражном процессе:

а) при коллизии подсудности споров о правах на недвижимое имущество (ч. 1 ст. 38 АПК РФ) и споров с участием арбитражных судов (ч. 3.1 ст. 38 АПК РФ) вторая норма имеет приоритет лишь в том случае, если оба арбитражных суда — расположенный по местонахождению недвижимого имущества и являющийся участником спора — относятся к одному и тому же судебному округу;

б) при коллизии исключительной подсудности спора о правах на недвижимое имущество (ч. 1 ст. 38 АПК РФ) и корпоративного спора о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности (ч. 4.1 ст. 38 АПК РФ) приоритет имеют первые из указанных норм;

в) при коллизии исключительной подсудности спора о правах на недвижимое имущество (ч. 1 ст. 38 АПК РФ) и встречного иска (ч. 10 ст. 38 АПК РФ) приоритет имеют последние нормы;

  1. в гражданском процессе:

а) при коллизии исключительной подсудности споров о правах на недвижимое имущество (ч. 1 ст. 30 ГПК РФ) и исключительной подсудности, установленной для исков, предъявленных кредиторами наследодателя до принятия наследства наследниками (ч. 2 ст. 30 ГПК РФ), на практике приоритет имеют последние. С теоретической же точки зрения указанный подход не согласуется с характером складывающихся правоотношений и затрудняет скорейшее и правильное рассмотрение спора;

б) при коллизии исключительной подсудности спора о правах на недвижимое имущество (ч. 1 ст. 30 ГПК РФ) и встречного иска (ч. 2 ст. 31 ГПК РФ) приоритет имеет последний;

https://www.youtube.com/watch?v=upload

в) при коллизии исключительной подсудности споров о правах на недвижимое имущество (ч. 1 ст. 30 ГПК РФ) и альтернативной подсудности, установленной для исков о защите прав потребителей (ч. 7 ст. 29 ГПК РФ), на практике приоритет имеют последние. Однако указанная правовая позиция не учитывает характер спорных правоотношений и напрямую противоречит положениям ГПК РФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх
Adblock detector